Есть ли сейчас рэкет в россии

На российских трассах до сих пор жив рэкет. Об этом рассказывают как водители грузовиков, так и правоохранительные органы, периодически публикующие информацию о задержании преступников.

20 мая пресс-служба регионального УМВД в Калужской области сообщила о задержании группы лиц, вымогавших деньги у водителей большегрузных автомобилей. Преступники действовали на трассе М-3 «Украина» и ранее привлекались к уголовной ответственности за мошенничество, кражи и преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков.

Визитка за 25 тысяч

Преступники выбирали своих жертв из числа иностранцев. Водителям из стран СНГ они за определенную плату предлагали «покровительство», а тем, кто отказывался, обещали проблемы. Обещания обычно выполнялись.

Следствие раскрыло данные о двух эпизодах.

В конце апреля на охраняемой стоянке в г. Обнинск злоумышленники напали на гражданина Киргизии.

Угрожая ножом, преступники потребовали у водителя 10 тысяч рублей. Он отдал деньги и получил взамен визитку — карточку с телефонным номером, по которому следует позвонить в случае каких-либо проблем.

В марте похожий случай произошел в Боровском районе Калужской области. Водитель из Молдавии отказался от приобретения визитки. Преступников отказ не остановил: один из них впоследствии проник в кабину большегруза и похитил 25 тысяч рублей, оставив на их месте злополучную карточку.

Оперативники, задержавшие вымогателей, обнаружили среди их личных вещей нож, фонарик с электрошокером, визитки и мобильный телефон с sim-картой, номер которой был указан на карточках.

«Я никому плохого не делал»

Это далеко не первый подобный случай на российских дорогах. Рэкетиры обычно действуют по схожей схеме: запугивают водителей и вымогают деньги, а тех, кто не поддался на угрозы, заставляют об этом пожалеть. Обычно речь идёт о порче имущества, стоимость которого превышает стоимость требуемой суммы. Машинам прокалывают колеса, разбивают стёкла, портят детали кузова.

В августе 2018 года банду, торговавшую визитками (в данном случае они назывались «пропусками»), задержали в Волгоградской области. Преступники разделились на две группы: первая останавливала машину и предлагала приобрести пропуск.

Если водитель отказывался и уезжал, его встречала вторая группа, вооруженная… рогатками: грузовику разбивали лобовое стекло и фары, мяли части кузова.

До рукоприкладства дело обычно не доходило, но одного из водителей, на свою беду остановившегося, чтобы разобраться со стрелками, избили и ограбили.

Задержанные члены банды (как и их коллеги из Калужской области) уже имели проблемы с законом. Дело было поставлено на поток: оперативники изъяли у вымогателей бланки отчетности, в которых ежедневно отмечалось количество проданных пропусков.

— Я никому плохо не делал, стёкла не бил, колёса не резал, не угрожал, — пытался оправдываться один из задержанных. — Мы с ними дружили!

«Мы тут на птичьих правах»

Российские водители встречаются с вымогателями сравнительно редко. Одним из самых неспокойных регионов считается Урал. Периодически сообщения о поборах приходят из центральной России и Южного Федерального округа: случаи нельзя назвать единичными, но и о массовости говорить не приходится.

Водители из стран СНГ и ближнего зарубежья, работающие в России, становятся жертвами преступников чаще.

— Российские машины они не трогают, а мы тут на птичьих правах, вот к нам и пристают, — рассказал водитель из Казахстана автору канала «Категория Е». — Вам нужно покататься по России на грузовике с казахстанскими номерами, и тогда вы поймете, как много на дорогах бандитов.

— Дело вовсе не в том, что иностранным перевозчикам сложнее защитить свои права, — рассказывает руководитель юридической компании «Богатов Групп» Сергей Богатов. — Ведь преступление совершает не перевозчик, а бандит, который вымогает у него деньги. В данной ситуации права водителей, какое бы гражданство у них не было, абсолютно равны. Всё упирается в фактор времени и последующих проблем, ведь если водитель заявит в полицию, а дело дойдет до суда, его могут вновь вызвать на слушания по этому делу, причем не один раз… многие предпочитают заплатить.

У российских водителей вымогатели требуют небольшие суммы (до тысячи рублей), чтобы перевозчикам было легче расстаться с деньгами. А с иностранцев бандиты могут брать больше:

— Посудите сами: водитель едет по иностранному государству. Он хочет вернуться домой в целости и сохранности, боится, как бы чего не случилось. Вымогатели играют на этом страхе, — объясняет юрист.

Универсального решения, которое исключит возможность встречи с вымогателями, нет. Можно придерживаться разумных правил — останавливаться на проверенных местах, держать окна закрытыми, по возможности ездить в паре.

Читайте также:  В процессе установки произошла ошибка яндекс браузер

— Это хорошие советы, но сработают ли они, когда тебя застали врасплох? — задаётся вопросом Сергей Богатов. — Единственный вариант, который дает 100%-ю гарантию безопасности, это личная охрана, но если ездить с собственными секьюрити, тарифы на перевозки вырастут в несколько раз.

Слово «рэкет» пришло в Россию в лихие 90-е одновременно с появлением и развитием частного бизнеса.

Но даже не зная, что оно в точности означает, все ассоциировали рэкетиров с бандитами, что в общем-то и правильно.

Далее — о том, что такое рэкет и как данное преступление расценивается в уголовном праве.

Рэкет: статья 163 УК РФ

В уголовном праве рэкет считается преступлением, которое подразумевает вымогательство денег или незаконное требование предоставить права на какую-либо собственность посредством насилия (физического, психологического) и угроз.

Справка: рэкет — от англ. racket и итал. ricatto, что означает «вымогательство».

Кто такой рэкетир?

Рэкетир — это преступник, который вымогает и присваивает себе чужие ценности. Данное преступление рассматривается в статье 163 УК РФ под названием «Вымогательство».

Под угрозами с целью вымогательства в уголовном праве подразумеваются:

  • Любые насильственные меры, предполагающие возможное нанесение вреда жизни здоровью, имуществу.
  • Угроза выдачи общественности компрометирующей информации (моральное насилие).
  • Угроза обнародования ложных данных с целью снижения репутации гражданина, его родственников, бизнеса.

Состав преступления

Объектом преступления признаются имущественные отношения и, как следствие, угроза жизни, здоровья, чести, репутации жертве рэкета и его близким.

Субъектом считается преступник, достигший 14-летия. Субъективная сторона — наличие злого умысла и мотива присвоения чужого имущества.

Объективная сторона — незаконное требование злоумышленника передать некое имущество посредством угроз и иных насильственных мер.

Цель преступника — отобрать имущество так, чтобы всё выглядело, будто оно было передано ему в добровольном порядке.

Квалификационные признаки

В случае вымогательства преступник может требовать от жертвы:

  • Передать в его руки денежные средства в рублях или иностранной валюте.
  • Передать ему материальные ценности, например, ювелирные украшения, драгметаллы и пр.
  • Передать право собственности на какое-либо имущество.
  • Выполнить какое-либо действие, несущее для него выгоду, например, безвозмездно дать в аренду недвижимость, отремонтировать машину и т.д.
  • Оплатить долги за него.

Ответственность

Мера ответственности зависит от квалификационного состава деяния.

В случае стандартного состава преступления предусмотрены следующие варианты наказания:

  • До 6 месяцев ареста.
  • До 4 лет лишения свободы.
  • 4 года лишения свободы + штраф до 80 000 р.
  • 4 года обязательной трудовой деятельности + до 2 лет лишения свободы.

Если в вымогательстве задействован не один человек, а целая группа и они действовали по заранее подготовленному плану, с применением насилия, то преступнику могут быть вменены такие варианты наказания, как:

  • Тюремное заключение до 7 лет + штраф в полмиллиона рублей.
  • Ограничение свободы до 2 лет.

Третий состав подразумевает вымогательство имущества на сумму от 1 миллиона рублей. В подобном случае мера пресечения будет довольно жёсткой:

  • От 7 до 12 лет лишения свободы.
  • Штраф до 1 000 000 рублей.
  • До 2 лет ограничения свободы.

Состав преступного деяния является формальным. Это означает, что рэкет уже считается преступлением, даже если оно не достигло конечной цели, т.е. передача имущества/денег не была осуществлена.

Сам факт вымогательства уже считается преступлением и подлежит наказанию.

Как занимались рэкетом в России?

Как было оговорено, в России слово «рэкет» узнали в самом начале постсоветского периода. В последнее десятилетие 20 века рэкетирство приобрело огромные масштабы.

Вымогатели объединялись в группировки, действовали предельно агрессивно, а жертвами становились не только предприниматели, но даже обычные трудящиеся.

Благодаря политике нового президента, с 2000-ых годов рэкет пошёл на убыль, а многие рэкетиры отбывают наказание и по сей день.

Рэкетиры практиковали так называемое «крышевание» бизнеса. Предприниматель, владеющий каким-либо бизнесом, даже самым мелким, например, владел магазином, обязан был платит дань бандитам в обмен на обеспечение «крыши», т.е. защиты от других рэкетиров.

За отказ от выплаты процентов бандиты просто уничтожали и бизнес, и иногда самого предпринимателя. Коммерсанты платили своей «крыше» огромные проценты, а рэкетиры, в свою очередь, практически становились совладельцами бизнеса.

Россия, особенно крупные города, была буквально поделена на части, принадлежавшие той или иной бандитской группировке.

Часто между ними устраивались разборки за тот или иной объект вымогательства, вспыхивали перестрелки (как например, между «солнцевскими» и «ореховскими» группировками), в ходе которых погибало много участников.

Наиболее кровопролитным был в Москве 1994 год, в течение которого было убито немало местных авторитетов.

Процветал также и дорожный рэкет. Схема вымогательства на дороге довольно банальна. Бандиты останавливали водителя, вёзшего, по их мнению, ценный груз, и предупреждали о дальнейшей опасности. Взамен на деньги или что-то ценное (вплоть до машины) преступники предлагали помощь и свою защиту.

Есть ли рэкет сейчас?

Современный рэкет России не имеет таких масштабов бандитизма и насилия, как в 90-е, но всё же он проявляется.

Читайте также:  Виндовс 10 код ошибки 0xc0000225

К примеру, сегодня немало говорят о патентном рэкете, который подразумевает воровство и последующую регистрацию товарных брендов, знаков, логотипов, чужого имени, дизайна и пр. Примечательно, что присвоение чужого происходит в рамках закона.

Так, например, можно изменить всего лишь один знак, букву в названии товарного бренда, при этом оставив дизайн, упаковку неизменёнными и зарегистрировать якобы новый вид товара.

На самом деле мошенники просто подсаживаются на раскрученный бренд, уповая на то, что покупатели не заметят разницы в буковках. При этом они не тратятся на рекламу и зарабатывают хорошие деньги.

Российские «дыры» в законодательстве практически не позволяют наказать подобных двойников, чем успешно пользуются пираты-рэкетиры.

Предпринимательский рэкет сегодня перешёл в форму рейдерства, когда владельца какого-нибудь кафе, ресторана или другого бизнеса вынуждают продать своё дело буквально за гроши.

Конечно, в наши дни методы вымогательства стали более «цивилизованными» и до убийств дело практически не доходит, однако психологическое насилие приводит вскоре к желаемому результату и предприниматель в итоге вынужден согласиться на условия рейдеров.

Причём в юридическом плане всё проходит вполне легально.

Некоторые коллекторские агентства также работают по методам рэкетиров. Применяя законные и незаконные способы, они, кроме долга, вымогают с граждан ещё и грабительские проценты.

Можно ли в 2019 году бороться с рэкетом?

Можно и нужно, но очень сложно. Если раньше жертвы боялись обращаться в органы полиции, то сегодня это зачастую просто бессмысленно.

Как уже говорилось, рэкетиры/рэйдеры в большинстве случаев формально закон не нарушают, во всю используя несовершенство законодательной системы.

Тем не менее, столкнувшись с вымогательством, стоит обратиться в правоохранительные органы. Нужно составить заявление, в котором следует описать все обстоятельства, рассказать о факте вымогательства и пр.

Итак, сегодня столкнуться с рэкетом 90-х почти нереально, но если вымогательство происходит в иной форме, то это тоже рэкет и жертве стоит обратиться в правоохранительные органы.

Преступные группировки, особенно этнические, заметно активизировались на фоне непростой экономической ситуации в стране. Проблемы девелоперов, шаткий курс доллара, фиктивные банкротства — эти и другие факторы обернулись закономерным появлением большого количества должников. Легальные инструменты взыскания потерь через судебные инстанции и белых коллекторов, увы, не способны быстро и эффективно вернуть кредитору «свои кровные плюс проценты». В такие непростые времена на сцену выходят они — «выбивалы» долгов с утюгами, паяльниками и арматурой. О том, кто сегодня покупает чужие долги и почему в стране возрождается рэкетирство, — в материале портала iz.ru.

Похищения — вестник нового лихолетья

В начале сентября оперативники МВД отчитались о раскрытии похищения двух подмосковных предпринимателей. Пока задержаны пять человек (большинство из них — выходцы из Чечни), но, по словам пострадавших, в преступлении принимали участие как минимум 8−9 человек.

А на днях, 12 сентября, в центре столицы был похищен житель Подмосковья. Только благодаря неравнодушию окружающих, сообщивших, что неизвестные насильно затолкали в салон машины человека, полуживого мужчину спасла полиция с помощью системы «Поток». Предполагаемыми похитителями оказались уроженцы Воронежской области. По одной из версий, пострадавшие в обоих случаях серьезно задолжали партнерам по бизнесу. Именно неспособность выплатить крупную сумму денег становится всё чаще причиной силового воздействия.

По словам источника портала iz.ru в полиции, сегодня на черном рынке услуг можно «уступить» свое право взыскать деньги с должника лихим людям. Причем вовсе не важно, имеется ли у кредитора расписка или другое документальное подтверждение финансовых обязательств.

«Долги выбивают серьезные люди, с которыми лучше не шутить, и кредиторы это понимают. Если «коллекторы» задают вопрос: «Он правда тебе должен?», как правило, следует искренний ответ. В противном случае, если выяснится обман, у инициатора «наезда» будут проблемы. Причем не только материальные», — объясняет оперативник.

Собеседник портала iz.ru говорит, что наиболее сильные позиции в выбивании долгов у кавказских группировок, в первую очередь это относится к чеченским этническим преступным группировкам и криминальным структурам, сформированным из уроженцев Дагестана.

«Своеобразным офисом, куда кредиторы обращаются за помощью в получении долга, стал еще несколько лет назад «Президент-отель». Часто переговоры проходят именно там, обсуждаются на них сумма и комиссия, которую берут себе «коллекторы». Нужно понимать, что в некоторых случаях услуги этих людей стоят больше половины суммы самой задолженности. Но бывает и так, что человеку принципиален сам факт заставить платить по счетам, и не важно, кому достанутся деньги», — рассказывает спец по оргпреступности.

Игра в доброго и злого коллектора

По словам собеседника, относить такие группы к какой-либо конкретной этнической группе на Кавказе не совсем корректно, так как в состав структур входят бригады различных народностей.

«Давление на должника оказывается в несколько этапов. Сначала к потерпевшему (как правило, это представители бизнеса) подкатывают белые воротнички славянской внешности. Это профессиональные юристы, воспитанные с виду люди… Правовым языком они объясняют потенциальной жертве, что за ним долг и что они представляют интересы кредитора на основе договора. Эти моменты могут даже фиксироваться на видео. Ключевой посыл таких бесед простой: если не отдадите по-хорошему, эта проблема перейдет к другим специалистам. А вот эти люди с длинными бородами, крепкими мышцами и на дорогих внедорожниках не особенно церемонятся с должником. Они выслеживают цель и вызывают на разговор в самый неподходящий для должника момент. Часто, когда он находится в окружении своих близких, детей. Нагло, устрашающе говорят, чтобы человек вернул деньги. Прозрачно намекают на проблемы, не скупятся на оскорбления. Они наводят страх не только на самого должника, но и на его близких. Это дополнительная мотивация заплатить. 90% людей возвращают всё, что должны, именно на этом этапе», — говорит сыщик.

Читайте также:  Донт старв geometric placement

Если лицо не располагает средствами или упорствует, дело приобретает ярко выраженные криминальные черты — вплоть до похищений и пыток.

«Стрельба по ногам из травматического оружия, кипятильник во рту, паяльные лампы в причинных местах — эти люди способны и на такие жуткие вещи, чтобы получить свое. Но устрашающей демонстрации обычно хватает, чтобы сломить любого», — рассказывает порталу iz.ru сотрудник антимафиозного подразделения.

Малый бизнес под прицелом

По данным другого источника в правоохранительных органах, сегодня резко увеличилось число похищений, которые не попадают в официальную статистику. Большая часть из них — внутриэтнические и межэтнические разборки вокруг розничной или оптовой торговли на рынках. До полиции эти конфликты доходят в лишь крайнем случае. Причина их, разумеется, всё та же — кто-то кому-то задолжал. Если у белого или серого бизнеса есть возможность решить вопросы в правовом поле (через суды и медиаторов), то нелегалы такой возможности лишены.

«С силовиками в таких вопросах и раньше, в эру дикого российского капитализма, не особенно откровенничали, а сегодня и подавно. Людей похищают, вымогают с их сторонников и родных деньги, отпускают, и всё шито-крыто. Но всегда остаются недовольные от беспредела. На этом фоне усиливается роль криминальных авторитетов и представителей диаспор, которые могут либо договариваться с противниками, либо начать войну», — говорит полицейский.

И рынки сегодня опять штормит. Так, на прошлой неделе произошла массовая драка на Сельскохозяйственном рынке. Прибывшие на сигнал о происшествии оперативники задержали на месте лишь двух участников событий — оба уроженцы Чеченской Республики. Один из мужчин получил резаное ранение живота от неизвестных. Каких-либо вразумительных показаний ни от пострадавшего, ни от второго фигуранта правоохранителям получить не удалось.

По оперативным данным, на протяжении последнего года между представителями северокавказских этнических группировок и ОПГ из Закавказья встал вопрос о переделе сфер влияния на рынках. Летом уходящего года на одном из рынков столицы случилось затяжное выяснение отношений — обошлось без жертв, так как одна из сторон во время кульминации вызвала полицейских. Оппоненты оказались в наручниках, что помешало кровопролитию.

«Все такие войны начинаются с неоплаченных долгов, процентов, финансовых потерь. Если хочешь отобрать чей-то бизнес, веди дела с его владельцем, дай ему денег в долг. И не беда, что он выплачивает в срок проценты — всегда можно найти предлог, чтобы потребовать с должника больше, чем договаривались. Инвестиция в этом случае действует как инъекция медленно действующего яда. Долг из живых денег постепенно трансформируется, разрастается как опухоль до размеров предприятия заемщика. В конце — хирургическое вмешательство, то есть ампутация бизнеса», — объясняет на пальцах реалии современного механизма вымогательства источник, знакомый с ситуацией в мире оргпреступности.

Гражданско-правовой террор

Если раньше, по словам источника портала iz.ru, криминалитет опасался переходить границы дозволенного, то сегодня это уже неактуально. Реальной правоохранительной силы, которая смогла бы сдержать или хотя бы разобраться в устройстве этих криминальных групп, попросту нет.

«Много голодных парней из регионов готовы на любую работу, чтобы получить то, о чем говорится в соцсетях и по телевизору. Поэтому с кадрами проблем нет. Спортзалы забиты накачанными парнями — из них опять пытаются лепить бригады», — рассуждает собеседник.

По его мнению, уголовный запрет стал для организаторов слабым сдерживающим фактором из-за вольной трактовки квалификации преступлений. «Силовики по большей части заявлений на вымогателей сегодня выносят отказные материалы, ссылаясь на то, что конфликт находится в зоне гражданско-правовых отношений. Вроде человек сам брал деньги, должен был думать, что делает, рассчитывать свои возможности, риски… А коллекторы, дескать, выполняют свою непростую, но нужную работу. То есть к заемщику доверия нет, как к алкоголику или наркоману», — подытожил источник.