Как бороться с опг

Понятие

В науке и практике не сложилось точного определения организованных преступных группировок — ОПГ. Ясно, что такие организации создаются специально для совершения преступлений, имеют структуру управления и формы финансирования. Зачастую они каким-либо образом связаны с государством, его органами (коррупционная составляющая). Основной целью таких образований является теневая экономика, точнее — контроль над определенной ее частью.

В России действовали и продолжают действовать десятки, а иногда и сотни ОПГ. Например, существовала Ореховская ОПГ, которая была создана еще в советский период. Мощнейшая организация в Москве, преступная направленность которой характеризовалась тем, что они вели борьбу с кавказскими преступными сообществами. Это были спортивные люди молодого возраста, которые массово совершали преступные деяния. Следует сказать, что только к 2011 году удалось полностью ликвидировать деятельность исполнителей этой группы. Кроме того, наша страна знает челябинские ОПГ, некоторые из них продолжают действовать и по сей день. Их основной задачей являлось отмывание бюджетных средств, в результате казна теряла миллиарды рублей. Сегодня удалось по крайней мере снизить масштабы деятельности. Сложность процесса расследования заключалась в том, что все преступления выходили на высоких должностных лиц, которые своим статусом долгое время покрывали беспредел. Главная проблема — что и следственные органы не стали исключением. Но новое руководство ФСБ и МВД сумело разрешить ситуацию.

Что такое ОПГ — разобрались. Но как бороться с этим явлением? Здесь на первый план выходит не деятельность конкретных органов или следователей, а система в целом. Только в рамках грамотной антикоррупционной политики и мер по борьбе с преступностью можно бороться с этим. Ведь что такое ОПГ? Это не только лица, которые непосредственно совершают преступления, это и верхушка системы, и люди в кабинетах власти, и другие заинтересованные лица. Надо стремиться к их разобщению. Когда этот процесс запущен, в их рядах начинают появляться конфликтные ситуации — так легче вычислить конкретных фигурантов. Кроме того, оказывает влияние теневая экономика — это что такое? ОПГ пользуются именно ее финансовыми возможностями. Это те деньги, которые не поступают в бюджет, которыми государство не распоряжается. Здесь важно стремление легализовать эту сферу, ну или хотя бы ее часть. В таком случае группы лишаются источников финансирования, а без этого ни одна преступная организация долго не просуществует. Но методы бандитов постоянно совершенствуются, поэтому органы борьбы не должны отставать, а решать, как противодействовать все новым и новым способам.

Разного рода ОПГ после с конца 80-х годов прошлого века превратились в теневую ветвь власти. Самое страшное в этом процессе — захват не только крупнейших предприятий, но и целых территорий, отданных на откуп криминалу. Сегодня государство отыграло ситуацию в правовое русло, считает официальная «Российская газета».

В статье "Тольяттинский спрут" «Российская Газета» оценивает работу правоохранительных органов на нескольких самых ярких примерах антикриминальной войны.

Вспомним, например, страшные события ноября 2010 года. Тогда в доме фермера Сервера Аметова в станице Кущёвской Краснодарского края были убиты 12 человек. Жестокость бессмысленной расправы потрясла страну — среди убитых были дети.

Та история оставила без ответов много вопросов. Неужели местные чиновники, депутаты и правоохранители не знали о существовании этой ОПГ? Почему молчали и бездействовали? Боялись расправы или были коррумпированы? Понес ли кто-нибудь из них ответственность за то, что случилось в станице? Да, бандиты виновны, но ведь кто-то дал им волю так действовать!

Выяснилось, что «цапковская» ОПГ возникла в начале 1990-х. Да, она не была такой известной, как, например, «солнцевские» или «ореховские». Но на счету этих бандитов были десятки убийств, изнасилований, грабежей, вымогательств и избиений.

Борьба с ними, казалось, не имела перспектив: свидетелей запугивали, а случись что — на помощь «цапкам» привозили адвокатов из Москвы. Но после вмешательства федеральных структур, включая Следственный Комитет, в течение нескольких месяцев члены ОПГ были арестованы. Расследование убийства в доме фермера объединили с еще 37 уголовными делами в отношении членов банды. Цапок и двое его сообщников получили пожизненные сроки.

Страшные события девятилетней давности надолго останутся в памяти местных жителей. Однако они уже избавились от страха — благодаря решительным действиям правоохранителей станица была полностью декриминализирована. Жизнь вернулась в нормальное русло, и сегодня в Кущёвской уже не боятся растить детей или заниматься бизнесом.

Еще один из «героев» этих лет — небезызвестный Анатолий Быков, он же «Толя-Бык». Некогда скромный учитель физкультуры из Красноярского края стал хозяином региона.

Читайте также:  Глагол быть в русском языке спряжение

В 1992 году Быков приобрел 10 процентов акций Красноярского алюминиевого завода (КрАЗ), к 2000 году стал его председателем и увеличил долю до 28 процентов. А для тех, кто не хотел сдаваться, у него были наготове и более радикальные методы. В СМИ Быков фигурировал как «самый авторитетный человек в Красноярском крае». Борьбу за контроль над КрАЗом СМИ окрестили первой алюминиевой войной, жертвами которой стали многие предприниматели.

Как писали СМИ, в ноябре 1999 года Быкова задержали в Венгрии и экстрадировали в Россию. В июне 2002-го Мещанский суд Москвы приговорил его к 6,5 года лишения свободы условно за организацию покушения на другого «авторитета» — Вилора Струганова (Паша Цветомузыка), но затем он был амнистирован.

Находясь в СИЗО, Быков полностью утратил контроль над КрАЗом. Освобождение предприятия от сетей криминала, ставшее возможным благодаря усилиям правоохранительных органов, возродило завод: он вошёл в холдинг «РУСАЛ», и уже в 2004 году там стартовала масштабная модернизационная программа.

В России еще действуют отдельные криминальные группировки, высасывающие деньги из крупных предприятий и финансово обескровливающие региональные бюджеты. Некогда самый малонаселенный в Самарской области город Тольятти после постройки ВАЗа в 1966 году стал автомобильной столицей СССР, а после его распада превратился в одну из криминальных столиц России. Очень скоро преступные группировки взяли под контроль весь завод и изобрели десятки изощренных способов воровства запчастей, автомобилей и прибыли. АвтоВАЗ стал ареной самой кровавой криминальной войны в истории России. Её вели члены «волговской», «напарниковской», «купеевской» и других преступных группировок Тольятти. Жертвами стали несколько сотен человек — боевики конкурирующих ОПГ, сотрудники завода и связанных с ним фирм, журналисты и стражи порядка.

Когда-то по советскому телевидению был показан итальянский сериал о том, как комиссар Каттани борется с мафией — наше население внимало этим кинокадрам с огромным вниманием и тоской: а где же наш доблестный комиссар?

Такие люди были. Огромный вклад в борьбу с бандитами внес легендарный глава тольяттинского уголовного розыска Дмитрий Огородников. Несколько раз на его жизнь покушались, и в 2000 году пули бандитов достигли цели — машину Огородникова расстреляли из автомата.

Коренной перелом в борьбе с криминалом произошел в 2005 году. Завод был взят под усиленную охрану МВД, для чего в Тольятти прибыли 140 милиционеров из других регионов. Новой команде управленцев предстояло провести тотальную зачистку предприятия от криминала.

В результате оперативных действий было возбуждено 58 уголовных дел по 92 эпизодам хищений заводской собственности. Криминалу был нанесён решающий удар, а в истории «АвтоВАЗа» началась новая эпоха. В 2007 году на завод пришел стратегический иностранный инвестор — мировой автогигант Renault, чего еще в начале 2000-х было невозможно представить.

Параллельно с АвтоВАЗом развивалась не менее примечательная история другого крупного предприятия — «Тольяттиазота». В отличие от многих Владимир Махлай начинал не со спортивных штанов и рэкета, а был «красным директором» ТОАЗа с советских времен. В 90-х ему удалось прибрать ценнейший актив к рукам, в том числе заручившись поддержкой чиновников из областного комитета по имуществу, впоследствии занявших на ТОАЗе руководящие посты. В ход также могли идти угрозы и обман простых работников, которым в результате приватизации достались акции завода. Как и у Анатолия Быкова, с неугодными акционерами у Махлая разговор был короткий — по данным СМИ, вложившая в завод 20 миллионов долларов США в обмен на 10 процентов акций ирландская фирма «Eurotoaz Limited» однажды просто не обнаружила себя в реестре акционеров.

Как писали СМИ, в 2012 году против Сергея и Владимира Махлаев было возбуждено уголовное дело о мошенничестве в особо крупном размере, совершенном группой лиц по предварительному сговору. По версии следствия, в течение нескольких лет «Тольяттиазот» продавал по заниженной цене за рубеж аммиак и карбамид через компании, принадлежащие Андреасу Циви — сыну швейцарского бизнес-партнера Махлая Феликса Циви.

Идея была проста: купленный по заниженной цене аммиак и карбамид офшор реализовывал уже по рыночной стоимости. Разница, составлявшая десятки миллиардов рублей, Махлаями и Циви присваивалась.

Растаскивалось и имущество завода. В 2001—2010 годах на подконтрольные фирмы была выведена значительная часть производственных мощностей — агрегат аммиака № 7, производство метанола и другие активы. В 2005 году Махлай сбежал в Великобританию.

Читайте также:  Двухпроцессорные материнские платы am3

А в 2012 году появилась новая информация — были озвучены предполагаемые причины нашумевшего убийства работницы эскорта Елены Поваляевой в 1997 году в Тольятти. СМИ сообщали, что отбывающий пожизненное наказание в Оренбургской области Евгений Кутьминов признался, что убийство девушки было совершено членами банды «Фантомасы». Убили Поваляеву после того, как она «предъявила Махлаю ультиматум: либо он покупает ей двухкомнатную квартиру, либо она обнародует компрометирующие документы, которые бизнесмен хранил у неё на съёмном жилье».

С отъездом Махлая за границу преступления не прекратились. Не то чтобы в местных правоохранительных органах о них не знали, просто у Махлаев, как и у Цапков, в своём городе все было крепко «схвачено». Вокруг «Тольяттиазота» выросло множество криминальных организаций.

Но 2012 год стал началом конца криминального бизнеса на ТОАЗе: после возбуждения СК РФ уголовного дела о мошенничестве начался процесс декриминализации предприятия. Из-за масштаба и широкого общественного резонанса дело под личный контроль взял глава СК РФ Александр Бастрыкин. Расследование оказалось долгим и сложным. Следователи проделали титаническую работу, распутывая криминальную сеть, выходящую далеко за границы России, которую создали Махлаи и их зарубежные подельники.

Словом, организованная преступность усложнилась, она поспевает за всеми новациями века. «Расшифровывать» ее следственным органам приходится годами. И вот закономерный финал.

Решением Комсомольского районного суда Тольятти от 5 июля текущего года Владимир и Сергей Махлаи, экс-гендиректор Евгений Королев, Андреас Циви и его подчиненный Беат Рупрехт были приговорены заочно к 8,5−9 годам лишения свободы. Суд обязал их возместить «Тольяттиазоту» и его миноритарным акционерам более 85 миллиардов рублей ущерба.

В мае 2019 года против Махлаев, Циви и еще десятка фигурантов было возбуждено новое уголовное дело — по ст. 210 УК РФ (организация преступного сообщества или участие в нем). 31 мая при попытке покинуть страну был арестован председатель правления Тольяттихимбанка Александр Попов.

По данным СМИ, ему принадлежала роль «финансового мозга» ОПГ. Во вверенном ему Тольяттихимбанке Попов развернул настоящий центр управления офшорами, принадлежащими Махлаям и Циви. Выведенная с ТОАЗа в результате мошеннической схемы прибыль оказывалась на счетах этих офшоров в Тольяттихимбанке, не имея никакой видимой связи с их настоящими владельцами. В дальнейшем деньги проходили процедуру «отмывания» — например, выдавались в качестве кредита сторонним организациям, возвращаясь в банк уже как вполне легальная прибыль. Часть из них обналичивалась для использования в коррупционных целях и направлялась на взятки должностным лицам.

Несмотря на то, что 1990-е годы с их преступным беспределом остались далеко позади, в России еще продолжают действовать отдельные криминальные группировки, высасывающие деньги из крупных предприятий и финансово обескровливающие региональные бюджеты.

Как показывает практика, борьба с организованной преступностью приносит свои плоды, если ей противопоставить системность. А она есть: укрепилась вертикаль власти, переформатировалась полиция, органы следствия наработали необходимый опыт и экспертизу. Из рядов правоохранителей вычищаются предатели, принцип неприкасаемости к отдельным должностным лицам, виновным в нарушении закона, уже не довлеет над обществом. Процесс борьбы с преступностью продолжается, резюмирует «Российская газета».

  • 3942 0
  • источник: www.chaskor.ru

Указ Дмитрия Медведева № 1316 «О некоторых вопросах МВД РФ» от 6 сентября 2008 упразднил управление по борьбе с организованной преступностью (УБОП) — одну из ключевых структур МВД. Закрытие УБОПов в регионах пройдет до конца года. В управлении служило 11 тыс. человек. Оно считалось элитой МВД, конкурентом ФСБ. Его сотрудников называли ценными специалистами, хотя и нередко подозревали в темных делах.

Согласно указу президента на основе УБОПа создадут управления по противодействию экстремизму, а также отделы по обеспечению безопасности лиц, подлежащих государственной защите (это судьи, прокуроры, следователи, свидетели). А организованными преступными группами будут заниматься уголовный розыск и ОБЭПы (отделы по борьбе с экономическими преступлениями).

Почти сразу после этих заявлений в стране начался ряд громких процессов, связанных с деятельностью бывших борцов с оргпреступностью. Например, в Ижевске открыли уголовное дело по коллаборационизму местных убоповцев с местными нацистами. А в Москве в декабре начнется суд, связанный с обнародованием профсоюзом московских милиционеров (регулярно конфликтующих со своим руководством) материалов о «крышевании» притонов руководством УБОПа.

«Часкор» опросил экспертов самого разного уровня, чтобы выяснить, в чем реальная причина упразднения УБОПа и к чему оно приведет.

Читайте также:  К какому телевизору можно подключить цифровую приставку

Станислав Маркелов, президент Института верховенства права:

«Закрытие УБОПа было связано с внутриминистерскими трениями. К управлению было много претензий: коррупция, срастание с мафиозными структурами, превышения должностных полномочий, но эти проблемы можно было решить, поставив УБОП под жесткий контроль прокуратуры. Это нормально, что у УБОПа были особые полномочия. Но на особые полномочия нужен и особый контроль…

А теперь много опытных сотрудников уйдет, снизится профессионализм, потеряются наработки. Единственное, что радует, — экстремизмом и ОПГ теперь будут заниматься разные структуры. Ведь это очень разные виды преступности».

Высокопоставленный источник из департамента экономической безопасности МВД Алексей В.:

«Указ принять — дело нехитрое. От него до сих пор все в шоке. Поначалу убоповцы говорили, что это какое-то недоразумение и всё скоро исправят. Но, похоже, уже поздно исправлять. Насчет роспуска ни с кем нормально не проконсультировались. Ни с нами, ни с ФСБ, уверен, тоже.

Зачем это было делать? Организованной преступности больше нет? Это смешно. УБОП действовал зачастую «по беспределу»? Ну да. А кто с преступностью в белых перчатках борется? Давайте тогда и уголовный розыск распустим, на нем тоже куча всего висит…

С организованной преступностью чисто бороться нереально. В Грузии, например, есть отдельная статья за то, что человек является вором в законе, а в России — нет. Руководители ОПГ сами никого не грабят и не убивают — они просто управляют и приказы отдают очень приватно. Поймать их — задача крайне сложная. За всё время существования статьи за создание ОПГ дел по ней потому и было мало.

Идея же распределить борьбу с ОПГ между уголовным розыском и ОБЭПами — неправильная. Допустим, совершено заказное убийство. ОБЭП не захочет им заниматься: убийства — это не наша специализация. А уголовный розыск не станет разбираться в финансовых схемах, ставших причиной убийства. Вот дело и будут футболить друг другу. У УБОПа, естественно, существовала агентурная сеть, а что с ней теперь будет? Люди, дававшие информацию, сейчас совершенно беззащитны.

Оперативник одного из московских ОВД Виктор А.:

«Закрытие УБОПа — это прекрасно. Проблема скорее в том, что почти всех его сотрудников трудоустроят, слишком мало убоповцев уйдет из органов. Пытки, убийства, выбивание признаний, «крышевание» — это язвы всех структур МВД. Но убоповцы, которых никто не контролировал, практиковали всё это, как никто другой».

Старший следователь другого столичного ОВД Андрей Н.:

«В свое время УБОП себя проявил наилучшим образом. Когда он создавался, обычные милицейские структуры были не в силах контролировать ситуацию в стране. Что представляла собой организованная преступность в те времена? Были «блатные», были «спортсмены», были ветераны афганской, а позже и чеченской войны — шустрые мужички в неприметных курточках, которые умели появиться из-за угла, расстрелять кого-нибудь, бросить пистолет рядом с мусорным ящиком и убежать. Милиция сама потихоньку в рэкет втягивалась. И все они образовывали банды, которые терроризировали коммерсантов и обычных граждан.

УБОП выступил силой, смогшей отстоять интересы тех, кого сейчас называют средним классом. УБОП смог выиграть, по сути, небольшую гражданскую войну. Рискуя жизнью, кого-то убоповцы сажали, кому-то устраивали автокатастрофы, провоцировали войны между ОПГ, дабы они друг друга сами перебили.

А что такое организованная преступность сейчас? Она плотно вросла во власть, это сложные коррупционные структуры и схемы. Она совсем другая. А УБОП не изменился. Но власти он был нужен.

Последние годы УБОП выполнял грязную политическую работу. Нужно кого-нибудь подстрелить на Кавказе или, например, посадить человека вроде Льва Пономарева? ФСБ такое доверять рискованно — если что-то пойдет не так, слишком большой ущерб имиджу России будет. А УБОПу — пожалуйста. В случае провала всегда можно сказать: «Ну это же менты, ну что с них возьмешь, ну напортачили, ну мы их посадим и всё исправим…» За это, да, УБОПу позволяли заниматься рэкетом.

Теперь, думаю, функции политической полиции перейдут другому управлению. Или уголовному розыску, или формирующемуся сейчас антиэкстремистскому департаменту».

Кроме того, роспуск УБОП может дестабилизировать ситуацию в стране. Управление собирало компромат на многих крупных чиновников уровня мэров городов-миллионников. Ход компромату не давали, иногда желая собрать побольше информации, иногда из политических соображений. Что теперь с ним станет? В какие руки он попадет?